Верховный суд отправил на третий круг дело о взыскании ущерба

Главным условием выдачи судом исполлиста является вступление решения суда в законную силу. Как быть, если судья выдал исполнительные документы на не вступившее в силу решение, а взыскатель успел получить по ним деньги? Кто должен ответить за причиненный вред: судья, взыскатель, банк? Эти вопросы уже несколько раз рассматривались в судебных заседаниях, но ответы на них не устраивали Верховный суд.  

Суд взыскал с Игоря Москвина* деньги в пользу ООО «Петро Пак». До истечения срока апелляционного обжалования представитель Москвина подал по почте апелляционную жалобу, однако она поступила в суд уже после того, как ООО «Петро Пак» получило исполнительные документы. На основании этих документов со счета Москвина в ОАО «Сбербанк России» было списано около 40 млн руб. Лишь спустя несколько месяцев решение суда было отменено.

Москвин счел, что незаконным изъятием денег ему был причинён ущерб, и подал в суд на Минфин, Управление Судебного департамента в Республике Карелия, ПАО «Сбербанк России» и ООО «Петро Пак». Он просил взыскать с ответчиков в солидарном порядке 40 272 510 руб. в счёт возмещения ущерба, 60 000 руб. расходов на уплату государственной пошлины, а также 2 074 526 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Петрозаводский городской суд Республики Карелия и Верховный суд Республики Карелия отказали Москвину в иске. Они сочли, что истец хочет возместить вред, причинённый в результате неправомерных действий судьи при отправлении правосудия. Однако совокупности условий для возложения на ответчиков солидарной ответственности не установили. Кроме того, суды указали: ООО «Петро Пак» получило деньги на основе выданных судом исполнительных документов, поэтому эти деньги нельзя признать неосновательным обогащением. Тогда Москвин обратился в ВС.

ВС отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции (см. «Суд поторопился: что делать, если исполлист пришел быстрее апелляционной жалобы«). Апелляция постановила новое решение, которым частично удовлетворила иск: взыскала с ООО «Петро Пак» в пользу Москвина 39 683 447 руб., проценты в порядке ст. 395 ГК в размере 7 597 627 руб. и расходы на уплату государственной пошлины – 60 000 руб. При этом суд обратил внимание на тот факт, что ООО «Петро Пак» после получения заказного письма с требованием вернуть исполнительные листы и с информацией об апелляционном обжаловании не только не вернуло их, а, напротив, совершило ряд операций со спорными деньгами. Поэтому апелляция пришла к выводу, что ООО «Петро Пак» злоупотребило правами и действовало недобросовестно, а значит, получило 39 683 448 руб. неосновательного обогащения. Между тем апелляция не установила ответственность судьи, выдавшей исполнительный лист, а поэтому оставила без удовлетворения требования к Минфину и Управлению Судебного департамента в Республике Карелия. Суд также отказался взыскивать ущерб с ПАО «Сбербанк России» – он решил, что раз отношения между истцом и банком возникли не из договора об оказании услуг, то закон о защите прав потребителей к ним нельзя применить.

При повторном рассмотрении ВС установил: главным условием выдачи судом исполлиста является вступление решения суда в законную силу. Между тем судья Петрозаводского городского суда выдала исполнительный лист на основании не вступившего в законную силу, а впоследствии отменённого судом решения. ВС счел, что это нарушило гарантированное Конституцией право Москвина на неприкосновенность частной собственности и повлекло причинение ему вреда. Апелляция также не приняла во внимание, что причинённый имуществу вред подлежит возмещению и в случае совершения неправомерных действий. Кроме того, у Москвина на счетах в ПАО «Сбербанк России» были деньги, а, значит, к отношениям применимы нормы закона о защите прав потребителей. Поэтому ВС отменил апелляционное определение Верховного Суда Республики Карелия и направил дело на новое рассмотрение в тот же суд (№ 75-КГ17-10). На сегодняшний день оно еще не рассмотрено.

Все юристы обратили внимание, что ВС в споре госоргана с гражданином встал на сторону последнего. «Наиболее отрадным в рассматриваемом деле является то, что ВС фактически принял сторону ответчика, признавая неправомерность действий федерального судьи, несмотря на очень вероятное взыскание крупной суммы с бюджета РФ», – заявила адвокат, партнёр АБ «Яблоков и партнёры«, к. ю. н. Елена Воронина. «Определение ВС является интересным, поскольку не исключает деликтную ответственность широкого круга лиц (включая Судебный департамент Республики Карелия). Это лишний раз позволяет говорить о повышении уровня доступности такого способа защиты права, как возмещение убытков. В конечном итоге это может привести к большей осмотрительности как судей, так и банков, осуществляющих исполнение по исполнительным листам», – отметил старший юрист КА «Регионсервис» Андрей Орлов. «Надо дождаться, когда дело будет вновь рассмотрено апелляцией и – я бы не исключал – вновь дойдет до кассации. Впрочем, так или иначе, я бы поддержал  готовность ВС отправлять на пересмотр дела против государственных органов. Последнее время такое случается не слишком часто, а потому сама отмена – уже позитивный знак», – добавил партнер «Мозго и партнеры» Антон Шаматонов. Помимо этого, определение ВС поднимает еще одну важную проблему – когда считать решение суда вступившим в законную силу. «Если апелляционная жалоба может быть подана по почте, какой срок ожидания жалобы будет считаться разумным для гарантии прав взыскателя? Ведь жалоба может быть отправлена из-за границы или элементарно потеряться в организации почтовой связи», – заметила юрист «Мозго и партнеры» Ольга Насонова. «Этим определением ВС фактически официально рекомендовал судам придерживаться подхода о необходимости выдачи исполнительного листа с учетом возможности поступления апелляционной жалобы по почте. Верным решением в такой ситуации представляется внесение изменений в процессуальное законодательство и установление иных сроков выдачи исполлиста«, – считает руководитель практики «Судебные споры и банкротство» Althaus Group, к. ю. н. Андрей Бежан. А адвокат, партнер ЮФ «Консалт» Сорокины и партнеры Елена Сорокина обратила внимание на разъяснения ВС относительно широкого применения закона о защите прав потребителей: «Прямая отсылка к этому закону является продолжением общей, уже не раз обсуждавшейся линии ВС. В этой части определение будет, безусловно, иметь формирующее практику значение».

*Имя и фамилия изменены редакцией.

Leave a Comment



Я прочел Политику конфиденциальности и согласен с ней.

×



Я прочел Политику конфиденциальности и согласен с ней.

×