ВС разобрался в договоре о зачете требований в банкротном деле

Верховный суд разбирался, можно ли признать недействительным договор взаимного зачета требований в рамках банкротного дела строительной фирмы. 

Обанкротившаяся компания «Строительное управление № 83 Мосфундаментстрой» и «Мосфундаментстрой-6» заключили договор о зачете, в результате которого прекратились взаимные требования сторон на 6,887 млн руб. Конкурсный управляющий банкрота оспорил эту сделку в суде.

Первая инстанция и апелляция признали соглашение недействительным. Суды исходили из того, что стороны заключили договор в пределах трехлетнего срока, в течение которого можно оспорить подозрительную сделку должника (п. 3 ст. 61.3 закона о банкротстве). При этом обществу «Мосфундаментстрой-6» оказано большее предпочтение перед другими кредиторами. Две инстанции пришли к выводу, что, поскольку компании являются заинтересованными лицами, «Мосфундаментстрой-6» не мог не знать о наличии у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения оспариваемой сделки (дело № А40-177466/2013). Суды также указали на отсутствие оснований для применения исковой давности.

Однако АС Московского округа нашел нарушения в позиции судов нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение. В частности, суды не проверили доводы компании о том, что зачет требований произошел в процессе обычной хозяйственной деятельности. Кроме того, суд округа указал, что срок исковой давности должен считаться с даты объявления резолютивной части решения об открытии конкурсного производства.

Тогда в дело включился еще один кредитор должника ПАО «МОЭК», который обратился с жалобой в Верховный суд. В своем заявлении компания ссылается на правовую позицию ВС (определение № 302-ЭС15-18996), согласно которой погашение обязательств путем зачета не предполагает предоставления какого-либо встречного исполнения, в связи с чем такие сделки не могут быть оспорены как подозрительные.

Компания также считает ошибочным вывод Окружного суда о сроках исковой давности. По мнению заявителя, право на оспаривание сделок возникло у конкурсного управляющего с момента его утверждения на этой позиции, а не с даты решения об открытии конкурсного производства.

С этим согласилась экономколлегия, которая отменила судебный акт АС Московского округа, тем самым засилив решение первой инстанции. 

Leave a Comment



Я прочел Политику конфиденциальности и согласен с ней.

×



Я прочел Политику конфиденциальности и согласен с ней.

×